Approche tissulaire de l'ostéopathie

Наследники Стилла

Index de l'article

Негабаритный мусор

Полная интеграция в глубоко больное общество не поможет вам поправить здоровье.

Кришнамурти

Во Франции существует специальный «день негабаритного мусора», когда мусорщики увозят все, что не вмещается в стандартный мусорный бак. В этот день люди выносят на тротуар множество ненужных вещей. [1 ] Но почему же я говорю о негабаритном мусоре в контексте остеопатии? А потому, дорогой читатель, что у остеопатов тоже есть свой негабаритный мусор. Я имею в виду Стилла, Сатерленда, в меньшей степени Литлджона и некоторых других. Но как же Стилл и Сатерленд оказались среди негабаритного мусора? Ответы могут быть разными, но все они сводятся к одному: на сегодняшний день мы не хотим ни ссылаться на них, ни говорить о них. Довольно долгое время Древние никак нас не тревожили,поскольку были недоступны. Их книги было сложно найти, да и написаны они были на английском. О них вспоминали лишь в случае насущной необходимости – в частности, чтобы блеснуть эффектной цитатой. Обычно эти цитаты берутся с первых страниц; зачастую они сильно искажены и почти никогда не снабжены ссылкой на источник, или же приводятся по текстам других американских авторов. . . Таким образом, с ними можно было делать все что угодно. Они были полезны и при этом совсем не мешали. Просто красота!

Но вот неким безумцам пришла мысль перевести эти тексты и сделать их доступными для всех. Тут-то Стилл и Сатерленд и перешли в разряд «негабаритных»! Их начали упрекать в том, что они неудобочитаемы, устарели и вообще слишком увлекались эзотерикой и духовными практиками. Короче говоря, наших Предков лучше держать подальше. Официальные лица говорят, что их заносит. Они безуспешно пытаются выражаться ясно. Нужно заметить, впрочем, что Стилл и вправду действовал крайне неразумно. Во-первых, в своих текстах: вспомним, что в «Автобиографии» не менее 300 раз упоминается Бог и божественное. Более того, он будто бы нарочно пробежался по всем возможным и невозможным областям знания, в особенности наименее рекомендуемым: френологии, магнетизму, спиритизму и т. д. [2 ]. Некоторые даже утверждают, что он был масоном. [3 ] И действительно, «Великий Архитектор» – весьма прозрачный намек. Другие утверждают, что он занимался акупунктурой. [4 ]. К счастью, в его время еще не родились Мун и Хаббард, а то он вполне мог бы сунуть свой нос к апологетам Церкви объединения и саентологам. . . Сатерленд поступает ненамного лучше: он тоже постоянно ссылается на Библию и Создателя. К тому же, он выдумывает невероятные вещи (например, «жидкий свет»), говорит о «преобразовании» и «дыхании жизни». Как это вообще можно стерпеть в наше время? Самым презентабельным пока остается Литлджон – по крайней мере, в своих текстах (впрочем, я слышал, что их обработал Джон Вернам).

При этом наши хулители не дремлют – например, психиатр Жан-Мари Абгралль в своей книге «Шарлатаны здоровья» [5 ] отправляет большинство неофициальных практик, в том числе остеопатию, в раздел «патамедицины» (альтернативный термин для «шарлатанства») и, не колеблясь, объявляет наших пациентов «экзальтированными простаками». [6 ] Учитывая количество пациентов, прибегающих ко всем этим практикам, он, видимо, имеет в виду, что весь мир населен психами. К счастью, на них всегда найдутся психиатры. . . Столкнувшись с подобной надменностью, конечно же, очень хочется «потупить очи» и не говорить (а главное, не показывать) вещей, которые могут раздражать высшие инстанции. Именно так и поступают наши профессиональные ассоциации, когда пытаются рассказать об остеопатии. В большинстве случаев они стыдливо умалчивают о происхождении остеопатии, а также, безусловно, о Стилле, Сатерленде и Литлджоне. Что уж говорить о школах, преподающих остеопатию? ! На последипломных семинарах я всегда спрашиваю у студентов старших курсов: «Кто читал "Автобиографию"? » «Кто читал "Философию остеопатии"? » «Кто знает историю Сатерленда? » И мне очень грустно видеть, как робко поднимаются единичные руки. . . если вообще поднимаются. . .

Почему же остеопаты так рьяно пытаются откреститься от своих корней, объясняя это (скрыто или открыто) тем, что корни эти непрезентабельны? Неужели мы настолько измельчали, что уже не замечаем величия наших учителей, стыдимся их, не осмеливаемся говорить о них, игнорируем их, не решаемся объяснить, кто мы и на чем основывается наша практика? Посмотрите, как действовали наши Древние – и вы увидите, что их поведение было совсем другим: они не боялись утверждать себя и свои идеи, не допускали компромиссов в главном – в своей философии. Значит ли это, что они жили по-другому? Они были цельными – по-настоящему были, а не пытались казаться. Да и что мы можем противопоставить нашим преследователям, если не философию, лежащую в основе остеопатии? Сейчас же получается, что остеопаты тратят немало времени и энергии, чтобы не быть тем, чем являются, и казаться тем, чем не являются. Думая об этой проблеме, я сразу вспоминаю фразу Стилла: «Не бойтесь врагов, которые атакуют нас на каждом этапе нашего развития. Они не могут нам навредить, и удары их – лишь скрытое благословение. Величайшая опасность для нас – и единственная опасность, которая на деле может угрожать будущему остеопатии, – кроется в ошибках тех, кто считает себя нашими друзьями» [7 ].