Approche tissulaire de l'ostéopathie

в бытии или в обладании?

Index de l'article

Лечение

«Врач – это непроизвольный первичный дыхательный механизм в произвольной физиологии живого тела. Его пациент обладает теми же качествами – то есть, он представляет собой непроизвольный первичный дыхательный механизм в произвольной физиологии живого тела». (Brooks ed. , 1997, 138). Задача врача – стать для пациента фулькрумом и применить к нему фундаментальные инструменты сознания, следуя modus operandi.

Инструменты врача

Основной инструмент врача – это инструмент сознания, то естьобщение. Чтобы быть эффективнее, оно должно основываться на взаимно признаваемой реальности. Телесная реальность может быть двух видов:

  • материальная, физическая реальность тела. (Ее мы называем объективной реальностью)
  • и нематериальная реальность тела, связанная с сознанием. (Ее мы называем субъективной).

Общение с живой телесной системой устанавливается на обоих уровнях реальности, благодаря тому, что мы называем параметрами общения:

  • субъективные параметры, связанные с сущностью, – это присутствие, внимание и намерение;
  • объективные параметры, связанные с материей, – это плотность, напряжение и скорость. Если пациент настроен на плотность тканей пациента, он будет ощущать пластичность.
Пальпация: ощущение пластичности

Если мы соглашаемся с тем, что любая живая структура выполняет чередующиеся движения расширения и сжатия, мы будем воспринимать ее как пластичную. Так мы сможем понять Сатерленда, который писал: «Костная ткань тоже является жидкостной». (Wales ed, 1990, 127).

Однако по первому впечатлению костные структуры отнюдь не кажутся нам пластичными. Первое недоразумение (а точнее, недо-восприятие) по поводу телесной структуры возникает у нас очень рано – обычно в школьном возрасте. В школе нам показывают образцы костей, сведенные к минеральной части – сухой, ломкой и жесткой. Именно на этом впечатлении основывается наша первая концептуальная модель костной структуры. А поскольку она первая, то она неосознанно становится главной – до тех пор, пока нас не вынуждает пересмотреть ее какой-либо другой опыт. Таким образом, для нас концепция структуры представляет собой нечто материальное, неподвижное, жесткое и неживое.

Это «недо-восприятие» усиливается из-за того, что в нормальном состоянии сознания кость действительно кажется нам жесткой. Ведь она является несущей конструкцией! Как же она может быть не жесткой? В обычном состоянии сознания мы не задумываемся о том, что эта жесткость относительна. На самом же деле живая кость является одновременно жесткой и гибкой. Ее жесткость обеспечивается минеральными компонентами, а гибкость – органическими компонентами. Чтобы выразить концепцию пластичности, Сатерленд использует метафору дуба: «Прежде чем стать сухостоем, даже ствол мощнейшего дуба обладает некой гибкостью. Высочайшая норвежская сосна гнется и качается на ветру. А мертвая норвежская сосна – того же диаметра и той же высоты, расположенная в трех метрах от первой – тверда и несгибаема, как телеграфный столб». (Strand-Sutherland и Wales eds, 1998, 87). Однако, выражая свое восприятие пластичности, Сатерленд ничего не говорит ни о состоянии сознания, в котором это восприятие возможно, ни о modus operandi, позволяющем достичь такого состояния. Может быть, он просто не понимал, что подобное восприятие требует смены состояния сознания? Он переживал некий опыт, не понимая, что этот опыт полностью отличается от опыта его современников. Отсюда и многочисленные недоразумения...

Воспринимая телесную систему как жесткую, мы обращаемся к нашему минеральному сознанию. А обратившись к нашему органическому сознанию (жизни), мы сможем ощутить ее как гибкую. Меняя состояние сознания (особенно с помощью тренировки присутствия) и настраиваясь на объективные параметры (плотность) костной структуры, мы можем воспринять тело как пластичную структуру и изменить тем самым нашу модель и наши представления. Ведь только опыт, как нам кажется, может изменить и обновить модель, подспудно существующую в нашем разуме. Концепция жидкостности или пластичности станет логичной, если мы рассмотрим клетку как пространство, способное к общению.

Modus operandi

Подробное изложение modus-operandi лечебного процесса займет слишком много времени, поэтому в этой лекции мы его опустим. Я лишь намечу основные линии.

Установить общение с системой: поскольку нарушающая работу системы информация находится в самой системе, именно там ее нужно искать, чтобы освободить зоны, требующие освобождения. Однако в первую очередь нужно добиться того, чтобы вся телесная система была готова к общению – ведь только при этом условии она предоставит вам требуемую информацию. Этот предварительный этап является самым важным и самым длительным в лечении. Здесь применяются глобальные техники, в частности компрессия затылка.

Искать, найти и освободить зоны задержки: это возможно только тогда, когда система готова к общению. В первую очередь используется механический подход: поскольку мы считаем систему пластичной и подвижной, задержка будет нарушать ее подвижность так же, как попавшее в паутину насекомое нарушает гармонию паутины.

Восстановление гармонии в системе: поскольку зона задержки энергии нарушает работу всей телесной системы, ее освобождение будет благоприятно для жизни организма, но при этом приведет к изменению, с которым телесной системе может быть сложно справиться. Первая задача врача – помочь телесной структуре пациента восстановить это равновесие – в частности путем центрирования ее по первичной механической оси (твердой мозговой оболочке) и по физиологическому фулькруму – фулькруму Сатерленда.

Вывод

В своем кратком докладе я пытался наиболее общими словами изложить основы тканевого подхода. Этот подход – не просто другой взгляд на остеопатию, это другой взгляд на жизнь. Я работал над этим подходом как человек и врач, поскольку он позволяет мне понять логику многих вещей. Это видение проистекает из медленного и постепенного развития, благодаря которому я понял, что в остеопатическом лечении врач не может довольствоваться ролью внешнего манипулятора, нейтрального по отношению к пациенту. Как говорит Беккер, терапевтическое взаимодействие вовлекает в себя двух людей и все их произвольные и непроизвольные механизмы, которые воздействуют друг на друга и реагируют друг на друга. Сегодня для меня абсолютно очевидно, что границы остеопатии – это границы остеопата. Иными словами, чтобы эффективно помогать пациентам, остеопат должен начать с помощи самому себе, проходя путь личностного развития. В таком понимании остеопатия – это самый передовой подход в деле внедрения новой врачебной парадигмы.