Approche tissulaire de l'ostéopathie

Наследники Стилла

Index de l'article

Logo-IOM-RuНаследники Стилла

pdf_button Мое обучение остеопатии началось в 1971 году, но по-настоящему я встретился со Стиллом только во второй половине 1990-х годов, благодаря прочтению (точнее, попыткам прочтения) и переводу книг «Автобиография» и «Философия остеопатии».

Эта встреча стала для меня великим потрясением. Из того, что я слышал (и запомнил) о Стилле, я ожидал, что читать его устаревшие идеи и концепции будет очень скучно. Однако, несмотря на то, что его труды проникнуты атмосферой его эпохи (я это признаю) и сложны для прочтения (поскольку написаны не очень ученым человеком), в них есть удивительный дух – дух остеопатии в том виде, в каком ее понимал, переживал и передавал ученикам Стилл.

Одновременно с этим открытием я понял, что, с того самого момента, как остеопатия пришла во Францию, мы были оторваны от ее корней и фактически принимали и передавали остеопатию «без духа».

Все это еще сильнее усугубилось, когда в наших остеопатах проросла жажда признания, которая заставила их быть «наукообразными», чтобы завоевать авторитет среди влиятельных людей и максимально сократить все прочие (и важнейшие! ) аспекты остеопатии – в частности, ее философские и духовные аспекты. (Внимание! Я говорю не «религиозные», а «духовные», а это разные вещи).

С тех пор я решил помогать всем тем, кто искренне (а по-другому и не бывает) желает восстановить связь остеопатии с ее истоками. Поэтому в 1998 году, в рамках Французской Академии остеопатии, я начал переводить тексты Стилла и участвовал в создании журнала Apostill, шесть первых выпусков которого были посвящены восстановлению этой связи.

К сожалению, проект не вызвал большого интереса и поддержки у руководителей организации, поэтому я оставил эту деятельность и решил своими силами работать во благо дорогой для меня идеи. В этом одна из основных задач данного сайта: помочь остеопатии воссоединиться со своими истоками.


Негабаритный мусор

Полная интеграция в глубоко больное общество не поможет вам поправить здоровье.

Кришнамурти

Во Франции существует специальный «день негабаритного мусора», когда мусорщики увозят все, что не вмещается в стандартный мусорный бак. В этот день люди выносят на тротуар множество ненужных вещей. [1 ] Но почему же я говорю о негабаритном мусоре в контексте остеопатии? А потому, дорогой читатель, что у остеопатов тоже есть свой негабаритный мусор. Я имею в виду Стилла, Сатерленда, в меньшей степени Литлджона и некоторых других. Но как же Стилл и Сатерленд оказались среди негабаритного мусора? Ответы могут быть разными, но все они сводятся к одному: на сегодняшний день мы не хотим ни ссылаться на них, ни говорить о них. Довольно долгое время Древние никак нас не тревожили,поскольку были недоступны. Их книги было сложно найти, да и написаны они были на английском. О них вспоминали лишь в случае насущной необходимости – в частности, чтобы блеснуть эффектной цитатой. Обычно эти цитаты берутся с первых страниц; зачастую они сильно искажены и почти никогда не снабжены ссылкой на источник, или же приводятся по текстам других американских авторов. . . Таким образом, с ними можно было делать все что угодно. Они были полезны и при этом совсем не мешали. Просто красота!

Но вот неким безумцам пришла мысль перевести эти тексты и сделать их доступными для всех. Тут-то Стилл и Сатерленд и перешли в разряд «негабаритных»! Их начали упрекать в том, что они неудобочитаемы, устарели и вообще слишком увлекались эзотерикой и духовными практиками. Короче говоря, наших Предков лучше держать подальше. Официальные лица говорят, что их заносит. Они безуспешно пытаются выражаться ясно. Нужно заметить, впрочем, что Стилл и вправду действовал крайне неразумно. Во-первых, в своих текстах: вспомним, что в «Автобиографии» не менее 300 раз упоминается Бог и божественное. Более того, он будто бы нарочно пробежался по всем возможным и невозможным областям знания, в особенности наименее рекомендуемым: френологии, магнетизму, спиритизму и т. д. [2 ]. Некоторые даже утверждают, что он был масоном. [3 ] И действительно, «Великий Архитектор» – весьма прозрачный намек. Другие утверждают, что он занимался акупунктурой. [4 ]. К счастью, в его время еще не родились Мун и Хаббард, а то он вполне мог бы сунуть свой нос к апологетам Церкви объединения и саентологам. . . Сатерленд поступает ненамного лучше: он тоже постоянно ссылается на Библию и Создателя. К тому же, он выдумывает невероятные вещи (например, «жидкий свет»), говорит о «преобразовании» и «дыхании жизни». Как это вообще можно стерпеть в наше время? Самым презентабельным пока остается Литлджон – по крайней мере, в своих текстах (впрочем, я слышал, что их обработал Джон Вернам).

При этом наши хулители не дремлют – например, психиатр Жан-Мари Абгралль в своей книге «Шарлатаны здоровья» [5 ] отправляет большинство неофициальных практик, в том числе остеопатию, в раздел «патамедицины» (альтернативный термин для «шарлатанства») и, не колеблясь, объявляет наших пациентов «экзальтированными простаками». [6 ] Учитывая количество пациентов, прибегающих ко всем этим практикам, он, видимо, имеет в виду, что весь мир населен психами. К счастью, на них всегда найдутся психиатры. . . Столкнувшись с подобной надменностью, конечно же, очень хочется «потупить очи» и не говорить (а главное, не показывать) вещей, которые могут раздражать высшие инстанции. Именно так и поступают наши профессиональные ассоциации, когда пытаются рассказать об остеопатии. В большинстве случаев они стыдливо умалчивают о происхождении остеопатии, а также, безусловно, о Стилле, Сатерленде и Литлджоне. Что уж говорить о школах, преподающих остеопатию? ! На последипломных семинарах я всегда спрашиваю у студентов старших курсов: «Кто читал "Автобиографию"? » «Кто читал "Философию остеопатии"? » «Кто знает историю Сатерленда? » И мне очень грустно видеть, как робко поднимаются единичные руки. . . если вообще поднимаются. . .

Почему же остеопаты так рьяно пытаются откреститься от своих корней, объясняя это (скрыто или открыто) тем, что корни эти непрезентабельны? Неужели мы настолько измельчали, что уже не замечаем величия наших учителей, стыдимся их, не осмеливаемся говорить о них, игнорируем их, не решаемся объяснить, кто мы и на чем основывается наша практика? Посмотрите, как действовали наши Древние – и вы увидите, что их поведение было совсем другим: они не боялись утверждать себя и свои идеи, не допускали компромиссов в главном – в своей философии. Значит ли это, что они жили по-другому? Они были цельными – по-настоящему были, а не пытались казаться. Да и что мы можем противопоставить нашим преследователям, если не философию, лежащую в основе остеопатии? Сейчас же получается, что остеопаты тратят немало времени и энергии, чтобы не быть тем, чем являются, и казаться тем, чем не являются. Думая об этой проблеме, я сразу вспоминаю фразу Стилла: «Не бойтесь врагов, которые атакуют нас на каждом этапе нашего развития. Они не могут нам навредить, и удары их – лишь скрытое благословение. Величайшая опасность для нас – и единственная опасность, которая на деле может угрожать будущему остеопатии, – кроется в ошибках тех, кто считает себя нашими друзьями» [7 ].


Припасть к истокам

В эти сложные для остеопатии времена необходимо пробудить наше дремлющее остеопатическое сознание и предоставить каждому остеопату максимально достоверную информацию, которая поможет ему решить, каким он хочет быть, какую остеопатию практиковать и для какой из них добиваться признания. Конечно же, для этого нам ни в коем случае нельзя отказываться от своих предков – напротив, нужно уважать их и пытаться вычленить в их идеях самое главное и вневременное. Это одна из основных моих задач при переводе и распространении трудов Стилла. Перевод и прочтение Стилла – это возвращение к нашим истокам, которое мне кажется абсолютно необходимым в данный момент. Стилл, основатель остеопатии – это наш общий исток. Его философия – наша главная структура, на основе которой все остеопаты, получившие разное образование, мыслящие и практикующие по-разному, могут прийти к согласию.

Распространение остеопатической философии всегда было главной задачей Стилла. Однако с каждой ее передачей от учителя к ученику часть концепции искажается – как учителем, так и учеником. Преумножая количество посредников, мы преумножаем и искажения, от которых так страдает ныне французская остеопатия. Прямая отсылка к источнику знания или концепции существенно сокращает эти подводные камни, поскольку таким образом искажение идет лишь от человека, обращающегося к этому источнику. Конечно же, дополнительное искажение может идти от перевода – но я всеми силами пытался минимизировать его. Кстати, философия Стилла глубоко натуралистична. Она основывается на уважении к человеку и к жизни. А за сто лет сущность человека не изменилась. В свете научных и медицинских открытий изменились лишь наши толкования и объяснения ее. Поэтому остеопатический подход на сегодняшний день остается таким же достоверным и применимым, как и сто лет назад. А где мы лучше всего узнаем о философии Стилла, если не в книгах самого Стилла?


Найти фулькрум

Последние события (выход приказов, регламентирующих профессию, установление ограничений в практике, низкий уровень требований в обучении остеопатов и, наконец, бесконтрольный рост числа школ и, соответственно, их выпускников) заставляют нас задумываться и беспокоиться о своем будущем и будущем остеопатии. Если мы чересчур полагаемся на политических деятелей, профессиональные организации, директоров школ, нам есть о чем беспокоиться: история четко показывает нам, что на них рассчитывать бессмысленно,ибо их интересы в корне отличаются от наших.

Тем не менее, остеопатия уже пережила множество кризисов в разных странах и все же не прекратила свое существование – просто потому, что ее практикуют, и успешно практикуют, независимо от того, насколько она официально признана (или не признана). Поэтому получается, что остеопатия находится в руках остеопатов. Более того, несмотря на всевозможные доводы оппозиции, именно там она находится в наибольшей безопасности. При условии, конечно же, что все врачи знакомы с философией остеопатии – своим фулькрумом – и умеют центрироваться на нем.

Фулькрум. Это важнейшее для остеопатии слово означает «точка опоры». Не более и не менее. Это неподвижный и стабильный центр, вокруг которого и за счет которого движется все остальное. Способность поддерживать стабильную точку опоры – источник силы. Причем относится это и к физической, и к психической, и к духовной плоскости. Столкнувшись с непониманием и некомпетентностью тех, кто должен нас регламентировать, бесполезно стонать, потрясать транспарантами и выкрикивать лозунги. Мы можем сделать кое-что получше – центрироваться на своем фулькруме и ежедневно работать, не отклоняясь от него. Это нисколько не зрелищно, вовсе не утешительно для нашего эго, зато крайне эффективно. Не будем терять надежды. Среди нас всегда будут врачи, центрированные на своем основном фулькруме – на Стилле и его философии. Они высоко поднимут знамя остеопатии и будут проповедовать ее философские основы и этику, которые сами по себе являются гарантией ее эффективности и долговечности. Вспомним слова Фрайетта – еще одного великого остеопата: «Осмелься быть другим. Ведь многие предпочитают правила истине». [8 ]


 1 Этот текст практически полностью воспроизводит редакторскую колонку, написанную для №9 журнала Apostill осенью 2001 года. Сегодня он крайне актуален.
2 C. Trowbridge, Naissance de l'ostéopathie.
3 O. Auquier & P. Corriat L'ostéopathie, comment ça marche? стр. 40. , подтверждение – на сайте Большой Национальной ложи Лютеции: http: //www. glnf. fr/province/lutece/? refer=loge&LOG_N_ID=2870
4
J-P. Amigues Traité de clinique ostéopathique, p. 88.
5 Abgrall Jean-Marie 1998. Les Charlatans de la santé. Paris : Payot. ISBN : 2-22889-194-0.
6 На эту тему можно прочитать статью Alain A. Abehsera Médecines alternatives, médecines conventionnelles, стр. 58.
7 A. Hildreth, The Lengthening Shadow of Dr. Andrew Taylor Still, p. 211.
8 H. H. Fryette, Principes des techniques ostéopathiques, p. 12.