Approche tissulaire de l'ostéopathie

в бытии или в обладании?

Index de l'article

Logo-IOM-RuНаследники Стилла
в бытии или в обладании?

pdf_button Пьер Трико 1

«Боясь напугать читателя ошибочной мыслью о том, что вне моей семьи мудрости нет, я сообщу, что река мудрости так же близка к вам с вашей семьей, как и ко мне с моей семьей. Хотя я случайно оказался первым, кто окунул свой кубок в великую реку остеопатии, испил из нее и дал людям эту драгоценную влагу, которой они наслаждаются (как и все разумные люди, испившие из этой реки), тот же поток течет и для вас». (Still, 1998, 339).

Этими словами Стилл объявляет нас своими наследниками: он предлагает нам припасть к тому же истоку. При этом он назначает нас наследниками скорее в бытии, нежели в обладании. И это различие кажется мне очень важным. Наследовать в обладании – значит обрести материальное богатство, но богатство это будет ограничено. Наследовать в бытии – значит обрести бесконечное богатство: «Если у каждого из нас есть по одной вещи, и мы обменяемся ими, то у каждого станет по одной вещи. Если у каждого из нас есть по одной мысли, и мы обменяемся ими, у каждого станет по две мысли». (Китайская поговорка // Favre, 1994, 271).

В сфере обладания Стилл оставил нам очень мало. Он постоянно повторяет, в каком духе должен наблюдать и работать остеопат, но не описывает ни одной техники. Создается впечатление, что он делает это специально: «Я желаю ясно выразить, что существует множество способов править кости. И если один врач не использует тот же метод, что и другой, это ни в коей мере не свидетельствует о преступном незнании одного или другого. Это лишь два разных способа получить один и тот же результат...Каждый врач должен использовать свое личное суждение и выбирать свой собственный метод, чтобы выправить все кости тела. Дело не в том, как повторить то, что успешно выполняют некоторые врачи. Дело в том, чтобы привести кость от аномального положения к нормальному». (Still, 2001, 44).

Зато Стилл много говорил о бытии и сущности, развивая философские и духовные концепции остеопатического подхода. И именно в этом плане я являюсь наследником Стилла. Я чувствую, что подсоединен к тому же источнику – к источнику бытия и сознания.

О сознании

В 4-м номере бельгийского журнала Thinking Жак Андрева-Дюваль приводит несколько цитат Роллина Беккера и рассказывает о том, как встречался с ним. Вот одна из цитат: «У клеток есть два общих свойства: 1) философия, 2) цель. Их философия универсальна: на этом уровне они подчиняются одним и тем же законам. Специфичны же они только по цели (клетки печени, нервной системы и т. д. ) Мы, остеопаты, признаем специфичность их цели, но работаем с тем общим, что их объединяет». (Duval, 1998, 5).

Для остеопата, страстно влюбленного в глобальность, эта фраза особенно интересна: работа с универсальностью клеток помещает нас в область причины, исполняя тайное желание многих врачей. К несчастью, Беккер не уточняет, в чем состоит универсальность клеток и что такое философия клетки.

Философия клеток

Возможно ли, чтобы у клеток была своя философия? А если да, то в чем она выражается? Какую модель можно под нее подвести? Здесь нам может пригодиться одно из определений слова «философия»: «Представление о чем-либо, основанное на наборе принципов; сами эти принципы». (Larousse). «Общее представление, более или менее методическое видение мира и жизненных проблем». (Le Robert). Если свести это определение к клетке, его придется сократить. Какие фундаментальные принципы, какие основные мотивы управляют клеткой? Мне кажется, проще всего определить эти принципы как «жизнь» или «выживание», а самая очевидная цель – «продолжение существования». Здесь мы сталкиваемся с концепцией бытия, которая уже давно мучает человеческие нейроны и которую я взял за основу, чтобы выстроить понятную и приемлемую модель. Именно эту модель я хочу вам представить.


Клетка и сознание

Рассматривая концепцию бытия, мы должны отойти еще дальше по цепочке причинно-следственных связей. Что означает «быть»? Словарь дает много определений, но он ничего не говорит о сущности, механизме, принципе бытия. «Быть» и «существовать» – это результат решения: «Я есть». «Я есть» означает, что есть некое «Я» – центр, фулькрум, а вокруг него существует некое внешнее окружение, отличающееся от «Я» и определяемое как «Не-Я».

«Быть» – значит отделяться, индивидуализироваться. За этим стоит принцип различия. Так мы приходим к определению Спенсера – великого предшественника Стилла. Напомним его: «Шеллинг утверждал, что жизнь – это стремление к обособлению. Эта формулировка, на первый взгляд, мало о чем говорит. Нужно изучить ее в свете фактов о развитии и контрасте, который разделяет низшие и высшие формы жизни, чтобы понять ее ценность и особенно ее размах». (Spencer, 1877, T. 1, 71). Когда живая и обособленная структура начинает существовать, она знает о том, что существует независимо от окружения, а окружение знает, что она существует. Во всем этом участвует сознание. Это слово состоит из двух корней: союза «со» («с»), означающего объединение (как в словах «соседство», «содружество») и «знание».

Обладать сознанием и осознавать это...

Сложность, которую мы испытываем при попытке представить себе сознание тканей, объясняется тем, что мы отождествляем концепцию сознания со способностью воспринимать свое существование со стороны. Мы путаем понятия «обладать сознанием» и «осознавать свое сознание». Такое понимание сознания – определенная абстракция, которую мы бессознательно проецируем на все живое. Поскольку так называемые «низшие» виды (скорее всего) не наделены способностью к абстракции, мы считаем, что они не обладают сознанием. На самом же деле они просто обладают сознанием, которое отличается от нашего. Здесь возникает путаница в уровнях абстракции.

Обладать сознанием – значит существовать, или же существовать – значит обладать сознанием. Одно неотделимо от другого. А жить – значит испытывать бытие или сознание. Таким образом, мы можем сказать, что любое живое существо – от самого простого до самого сложного – обладает сознанием. Более того, оно сделает все, чтобы сохранить свое сознание, то есть состояние бытия или существования. Именно на этом основываются такие сложные механизмы, как иммунитет и гомеостаз.

Осознание себя, как нам кажется, возрастает по мере эволюции организмов. «Ощущение себя – сначала смутное, а затем все более выраженное – вырастает, по-видимому, из инстинктивного поведения, связанного с выживанием. Подробнее это объяснить сложно. Здесь слова нам никак не помогут». (Reeves, 1986, 186).

Осознавать свое сознание – привилегия Homo sapiens, которая радикально отличает его от так называемых «низших» живых систем. Кроме того, возможность осознавать свое сознание подразумевает наличие некоего «Я», которое не тождественно организму и управляет им, как водитель машиной или кучер повозкой – эта метафора часто используется в индуистской философии.


Бытие – это неподвижность

Быть – значит быть фулькрумом, создавать вселенную, в центре которой находится неподвижное «Я», фулькрум движущейся периферии. Конечно же, эта неподвижность существует относительно вселенной, в центре которой находится «Я». Но вокруг «Я», как бесконечная матрешка, существует бесчисленное множество различных сущностей, каждая из которых является неподвижным центром своей вселенной. А эта вселенная входит в другие вселенные, движущиеся вокруг фулькрума-«Я», который их центрирует...И так далее. Поскольку неподвижность – основная характеристика фулькрума, все фулькрумы являются относительно неподвижными. Единственный абсолютно неподвижный фулькрум – это Создатель вселенной, Фулькрум фулькрумов.

Кстати говоря, «жить» – означает постоянно создавать некие оппозиции, и первая из этих оппозиций – «Я/Не-Я». Таким образом, любое создание относительно и существует только относительно своей противоположности. Иными словами, обе противоположности существуют относительно друг друга и находятся в постоянном поиске взаимного равновесия. Создание логической оппозиции «Я/Не-Я» ведет к созданию других связанных с ней оппозиций: центр/периферия, неподвижность/движение, причина/следствие, расширение/сжатие и т. д.

От неподвижности к движению

«Жить» – значит объявить себя другим, отдельным, обособиться. Но как же мы узнаем, что это произошло? Как мы узнаем, что продолжаем жить, как сможем почувствовать свое бытие? Для этого нужна система, позволяющая установить, поддерживать и постоянно чувствовать различие между «Я» и «Не-Я». Для клетки материальным барьером служит мембрана, но если этот барьер отделяет (и вот опять сознание...) внутреннее пространство от наружного, создает физическую границу индивидуума, тем самым он мешает индивидууму почувствовать, что он существует. То есть, этот барьер представляет собой структуру существования, но не функцию.

Ощущение собственного существования рождается из обмена с внешним миром. Двойственность «Я/Не-Я» создает двойственность притока и оттока. Отток не может быть бесконечным, он должен менять направление и превращаться в приток, который уравняет разность потенциалов между «Я» и внешним миром. Но когда обратный поток уравновесит эту разность, потребность существовать или ощущать свое существование вновь направляет его вовне. Таким образом устанавливается чередование оттока и притока, направленное на поиск недостижимого равновесия.

Ричард Мосс объясняет это явление по-другому: «На самом деле, невозможно осознать что-либо, предварительно не отделившись от него. Представьте себе ветер. Если вы перемещаетесь со скоростью ветра, вы его не чувствуете. Чтобы ощутить его, вы должны сопротивляться ему, отталкиваться от него. Вот что такое Эго – это «Я», которое отталкивается от Всего. Оно должно разорвать свою текучую связь с Существованием: парадоксально, но именно это поможет ему осознать Существование. Эго рождается из контраста: оно требует отделения; ему необходимо взаимодействие. Оно порождает собственную волю и первую противоположность: «да» и «нет». Поэтому все окружающее угрожает ему». (Moss, 1996, 38). Таким образом, всему живому присуща вечная двойственность: «растворяться» и «сопротивляться», «воссоединяться» и «замыкаться в себе».


Расширение – сжатие

Этот обмен помогает клетке ощущать свое существование, свою индивидуальность...Чтобы существовало ощущение, необходимо изменение. Неважно, направлено ли это изменение вовне или внутрь – главное, чтобы оно было. Чередование оттока и притока проявляет или создает обмен и позволяет живой структуре знать, что она существует, сохраняя при этом определенное количество энергии. Сознание существует за счет этого чередования: «Сознание и дыхание смешиваются, становясь единым целым». (De Smedt, 2001, 10). Как и любое чередующееся явление, оно стремится организоваться и стабилизироваться согласно некоему ритму.

Кроме того, этот обмен создает цикл чередующихся движений расширения / сжатия в клетке. Таким образом, клетку можно рассматривать как преобразователь: она преобразует обмен информацией (или коммуникацию) в движение. Так из неподвижности рождается движение.

Вот что по этому поводу пишет Томас Скули, ученик и близкий друг Сатерленда: «Если любая материя движется, а любое движение на первом этапе текучее, а течение его состоит из двух циклов – расширения и сжатия – то это течение является ритмическим. Если одна фаза появляется из другой, то между двумя этапами течения должен происходить обмен факторов энергии, поскольку для осуществления движения требуется энергия. Если флуктуация есть в любой материи, то должна быть и центральная точка, где она рождается. В точке этой движение отсутствует, и она называется фулькрумом. Таким образом, фулькрум имеется в каждом атоме, каждой молекуле, каждой массе материи». (Schooley, 1951, 72-73 и Magoun, 2000, 102-103).


Организация

Можно не говорить, что тело – это организованная система. Именно это утверждение привело Стилла к идее о том, что оно сконструировано Великим Архитектором. «Каждая линия Главного Архитектора Вселенной свидетельствует о Его разуме, а Его творение абсолютно». (Still, 1998, 258). Нас же интересует не столько инженер, сколько материя, из которой организована система, ведь именно «организация» – ключевое слово эволюции.

Структура и функция

Как нам кажется, по отношению к импульсу выживания, присущему всем живым организмам, строение тканей и органов различного типа отвечает потребностям, с которыми сталкивались живые системы по мере эволюции и усложнения видов. На каждом новом уровне сложности появлялись новые проблемы, для которых нужно было искать неотложные и эффективные решения. Также можно предположить, что на каждом этапе испытывались различные решения, но в итоге находилось и распространялось самое правильное. В то же время, каждое решение, найденное на определенном этапе эволюции, породило еще более сложные проблемы – и для них приходилось искать другие специфические решения. И так далее, и тому подобное. В итоге для выполнения специфических функций были созданы различные структуры. То же самое можно сформулировать и наоборот: разнообразные структуры были созданы, чтобы выполнять специфические функции. Такая двунаправленная формулировка еще раз подчеркивает, что в случае структуры и функции мы имеем дело с парой понятий – с двумя сторонами одной медали. В области живого одно немыслимо без другого.

Все это отсылает нас к знаменитой фразе, приписываемой Стиллу: «Структура управляет функцией». Заметим, что, хотя эта фраза очень точно описывает одну из фундаментальных основ остеопатии (взаимоотношения структуры и функции), в таком виде она не встречается ни в одном из опубликованных трудов Стилла...Более того, в таком изложении эта концепция становится двусмысленной – особенно из-за слова «управляет», значение которого со временем изменилось. Эта двусмысленность заставила многих остеопатов уделять структуре слишком большое внимание. Словарь Larousse говорит, что «управлять» означает приводить в движение с помощью руля. Однако функция руля – указывать направление, а не двигаться в этом направлении. Сила и мощность при этом обеспечиваются двигателем – не зависимой от руля системой.

В области живого структура направляет жизненный импульс, но мощь идет от самой жизни. Именно жизнь нужно понять. В нашей модели мы определим структуру и функцию следующим образом:

Структура: в живом мире структура – это материальная организация, ориентирующая неспецифический импульс жизни в сторону специфических проявлений – функций – с целью удовлетворить специфические потребности, связанные с выживанием организма.

Функция: это неспецифический жизненный импульс, который направляется и управляется структурой и под ее действием становится специфическим. Его цель – решать проблему или проблемы, связанные с выживанием организма.


Система организованных сознаний

Мы рассматривали клетку как сознание, определяющее ограниченное пространство с помощью мембраны и центрированное вокруг фулькрума. Таким же образом мы можем рассматривать тело – как организацию пространств и границ, центрированную вокруг фулькрумов. Пространство, организованное сознаниями – или пространство организованных сознаний...Это нагромождение ограниченных пространств в итоге составляет объемы и формы, которые проявляются в постоянном движении расширения / сжатия – ощутимом проявлении жизни, том самом дыхании жизни, которое мы называем тканевым ритмическим импульсом.

Таким образом, тело представляет собой жидкостную пульсирующую ритмическую систему (совершающую расширение и сжатие), организованную с помощью системы волокнистых перегородок (мембран, фасций) и механически центрированную вокруг фулькрума Сатерленда.

Cогласно этой концепции, первая организующая структура – это твердая мозговая оболочка, которая, за счет своей эластичности, преобразует разнонаправленное движение расширения и сжатия тканей, создавая точки ограничения движения и зоны свободы. Таким образом, твердая мозговая оболочка управляет системой и организует ее механику. Именно благодаря ей в кранио-сакро-вертебральной системе возникают дифференцированные движения, которые с легкой руки Сатерленда мы знаем как движения флексии / экстензии непарных и средних костей, а также движения наружной и внутренней ротации парных и периферических костей.

Также мы знаем, что на этапе расширения системы флексия и наружная ротация структур, расположенных на кранио-сакро-вертебральной оси вызывает опущение всех периферических тканей, прикрепленных непосредственно к основанию черепа или к тазу. Подъем же их происходит на фазе сжатия, которая вызывает экстензию и внутреннюю ротацию. Но поскольку эти периферические ткани, в том числе кости, являются живыми, у них есть собственная ритмическая пульсация – мотильность – которую они проявляют индивидуально в рамках коллективного движения. Именно об этом говорили Барраль и Мерсье в висцеральном подходе. В зависимости от внимания и намерения, которое мы используем для проверки своих ощущений, мы будем главным образом чувствовать то или иное из этих движений, которые, напомним еще раз, сосуществуют. Сегодня эти различные движения хорошо известны остеопатам, которые постарались их закодировать. Мы же будем считать, что они входят в состав более общих движений и являются относительными выражениями абсолютных явлений, связанных с самой жизнью и ее проявлениями.

Как ни странно, сами эти движения не будут нас сильно интересовать: если мы ощущаем их как нормальные и гармоничные, они указывают на то, что жизнь проявляется без затруднений. В этом случае живой структуре не требуется наша помощь. Нас будут в основном интересовать зоны отсутствия движения, которые говорят о том, что жизни сложно проявить себя. Это вызывает нарушения в первичной механике или микро-механике тела, что в свою очередь приводит к нарушениям вторичной макро-механики телесной системы. В этом контексте мы подтверждаем идею Стилла о мелочах: «Внимательно исследовать всё, не прекращать, пока не открыта причина, использовать все, что длань природы поместила в свои творения, никогда не пренебрегать мелочами, поскольку именно в них зачастую скрыты драгоценные камни». (Still, 1999, 57).

В целом, тело можно представить в виде медузы. На первый взгляд – не очень привлекательная картина, поскольку встреча с медузой не приносит нам радости. Однако, на мой взгляд, она чудесно символизирует движения жидкостей внутри жидкостного тела. Единственное, что обеспечивает обособленность и механическую организацию системы, – это разделение внутренних и наружных жидкостей. Как видите, это разделение никак не меняет жидкостнуюсущность системы.

Конечно, к жидкостной составляющей системных структур мы можем подойти только через пальпаторные ощущения. Однако в человеческом организме мы скорее говорим об их пластичности, потому что материальное строение некоторых структур (в особенности костей) приближает их к физической вселенной.


Выживание

Поскольку для поддержания осознания собственного существования живой организм должен обмениваться информацией с окружением, вполне логично рассматривать его как систему взаимодействий, которая постоянно стоит перед лицом дилеммы: ей нужно обмениваться информацией с внешним миром (для поддержания ощущения собственного существования), но при этом сохранять свою индивидуальность (то есть, не терять обособленность). Эта двойственность делает систему уязвимой и вызывает специфические поведенческие реакции. Важно то, как телесная система реагирует на сложности, которые встречаются ей в жизненных взаимодействиях. «С физической, психической и эмоциональной точки зрения тело представляет собой постоянный обмен информацией с внешним окружением. Это внешнее окружение включает в себя все – от непосредственного окружения индивидуума до самых дальних уголков вселенной. Но если это так, зачем разделять внутреннюю среду и внешнюю среду? Выражение «человек и его окружение» можно заменить одним словом – биосфера». (Wales ed, 1997, 204).

В тканевом подходе говорится, что еще до физиологической функции первая задача любой живой структуры – это продолжать существовать, то есть выживать. И лишь на вторичном уровне, когда выживание обеспечено, тканевая структура начинает автоматически выполнять нужные функции. Здесь мы полностью соглашаемся с идеей Беккера о дихотомии универсальности и специфичности.

Изоляция

Как же структура может обеспечить выживание, когда ей что-то угрожает? Самое логичное решение – попытаться изолировать себя, сократить обмен информацией с окружением, которое отныне воспринимается как враждебная среда. Другими словами, обособиться еще сильнее. А лучший способ изолироваться – уменьшить проницаемость мембраны. А лучший способ уменьшить проницаемость мембраны – сжать ее, нарастив напряжение. То есть, задержать в ней энергию.

Таким образом, мы можем смоделировать поведение живой структуры, которая испытывает угрозу со стороны своего окружения. Она начинает обосабливаться. Если принять такую точку зрения, нас будет интересовать не только вещество-агрессор, но и поведение структуры в ответ на агрессию. Здесь мы имеем дело с самой абсолютной относительностью. В любой ситуации мы должны оценивать не только объективные факторы (энергетической и другой природы), но и субъективные факторы (принятие или отторжение), которые меняют характер взаимодействия, вызывая или не вызывая отказ от общения, то есть задержку энергии.

Задержка

Эта гипотеза привела меня к концепции задержки энергии, которую я понимаю как неосознанную, но активную реакцию живой структуры, выражающуюся в удержании энергии с целью изолироваться от угрожающей ей опасности. Вполне возможно, что данный тип реакции – отход, сопротивление, отказ – зародился тогда же, когда и сама живая структура. Вероятно, он заложен в самом механизме живого – ведь первой реакцией на угрозу является отступление, сопротивление и отказ со всеми вытекающими отсюда побочными явлениями. «Материальное сознание, или разум Материи, сформировалось под давлением трудностей – препятствий, страданий, борьбы. Можно сказать, что оно было «выковано» всеми этими вещами, и что они отпечатались в нем, породив пессимизм и пораженческие настроения, являющиеся самыми серьезными препятствиями для живого. [...] Это великая основа Жизни. Жизнь основывается на этом «Нет». Это «Нет» принимает тысячи, миллионы форм: все легкие болезни, все милые слабости жаждут самого последнего «Нет» – смерти». (Satprem, 1976, 199). Какой странный парадокс: реакции выживания приводят к смерти из-за недостаточного их осознания!


От простого к сложному

Эту поведенческую модель можно применить как к простым, так и к сложным структурам, которые макроскопически воспроизводят поведение составляющих их микроскопических структур. Мы тоже постоянно воспроизводим этот тип поведения – каждый раз, когда сталкиваемся с ситуациями агрессии или опасности: «Клинический опыт доказал, что, по иронии судьбы, проблему пациента обычно подпитывают попытки ее решить. То есть, истинной проблемой становятся попытки решения» (Watzlawick, 1993, 86). Здесь Вацлавик говорит о решениях, которые, сработав для живой системы в определенный момент жизни, переходят в систематическое использование, без адаптации к переменам ситуации. Простое осознание этой неадаптированности может остановить запущенный механизм, но для этого осознания у живой клетки нет должного уровня абстракции. Ей нужна внешняя точка опоры. И именно эту точку опоры предоставляет ей врач, практикующий тканевые техники.

Зато, как мы можем представить, этот фундаментальный механизм жизни и выживания живой структуры был задействован в процессе эволюции. Задержки энергии и вызванные ими уплотнения в итоге организовались и стали неотъемлемой частью структуры живых организмов, изменив их и позволив им эволюционировать, то есть выживать.

Механизмы сознания

Говоря о первичном дыхательном механизме, Уильям Гарнер Сатерленд описывает механику сознания: именно сознание обеспечивает расширение и сжатие живой клетки – первичный механизм, который проявляется в любой живой структуре. По образу составляющих его клеток, тело можно представить как жидкостную пульсирующую ритмическую систему, структурированную совокупностью волокнистых перегородок (мембран, фасций), движение которых организовано твердой мозговой оболочкой и механически центрировано вокруг фулькрума Сатерленда.

Таким образом, тонкая механика тела является проявлением сознания живой структуры. Изменение сознания тканевой зоны меняет ее механику и механику всей системы – вспомним уже упомянутый образ медузы.

Таким образом, организм я представляю себе не как механическую систему, заодно обладающую жизнью, а как живую систему, заодно обладающую механикой. Именно поэтому, вместо того, чтобы интересоваться механикой, я прежде всего заинтересовался самой жизнью и деятельностью, характерной для живых существ. Мы больше не механики рычагов – мы стали механиками сознания...

Последствия задержки энергии

Заблокированная энергия означает повышенную плотность, напряжение и инерцию. Кроме того, за счет нарастания плотности, тканевая структура начинает хуже проводить энергию. Она становится уязвимой для потоков, которые проходят через нее, а из первоначального сопротивления общению возникает новый тип поведения, основанный на сопротивлении (или отказе) как залоге выживания. Сопротивление и отказ становятся функциональными решениями, обеспечивающими выживание. И такое решение принимается снова и снова – как только в окружении живой структуры появляется аномалия или опасность. Среди последствий задержки энергии можно отметить:

  • Сокращение сознания (за счет сокращения обмена)
  • Повышение уязвимости
  • Уплотнение, инерцию, сжатие (вследствие задержки энергии)
  • Механические последствия
  • Возникновение нефизиологического фулькрума, нарушающего механику всей системы.
  • Притяжение соседних тканей
  • Постепенное затвердевание телесной системы, старение

Общение

С точки зрения сознания существуют два мира: внутренний и внешний. Можно также говорить о внутреннем и внешнем пространстве, о внутренней и внешней вселенной. При этом «внутреннее» и «внешнее» являются двумя полюсами одного явления, управляющего пространством. Для сознания внутреннее пространство имеет точечную природу. Это центр, где находится «Я». Внешнее же пространство бесконечно и представляет собой «Не-Я».

Информация и движение

Согласно нашей модели, для постоянного осознания своего существования, «Я» должно установить и поддерживать обмен между внутренним («Я») и внешним («Не-Я») в форме притока и оттока. Этот обмен происходит с помощью энергии, которую можно определить как «информацию в движении» (Brinette, 1992, 23). Это определение, которое используют биоэнергетики, кажется крайне содержательным. В нем есть два аспекта одной концепции – объективный и субъективный. Благодаря ему я осознал, что задержка энергии – это и задержка информации, и смог понять некоторые явления, происходящие при освобождении зон задержки (например, эмоциональные взрывы). Информацию же Бринетт определяет как «перемещающуюся концепцию» (Brinette, 1992, 23). Информация нематериальна. Информация – это смысл.

Слово «концепция» происходит от латинского слова conceptus – пассивного причастия глагола concipere («формировать в себе, содержать»). «Интеллектуальное представление о предмете, задуманном разумом» (Larousse). «Общее и абстрактное мысленное представление о предмете. Идея (общая), понятие, представление; концептуализация: абстракция, обобщение. Концепции независимы от языков» (Robert). Последний пункт необходимо осознать и понять: концепция – это представление о чем-либо, не зависящее от языка, которым оно выражено. Это очень пригодится нам в общении с живой структурой, которая реагирует на концепцию (информацию), а не на язык. Также мы можем определить концепцию как представление, остающееся после восприятия.

Слово «информация» тоже пришло из латыни: informatio – «намерение», «набросок», «идея», «задумка». В числе определений информации словарь Larousse предлагает следующее: «Элемент знания, который можно закодировать для дальнейшего сохранения, обработки или передачи». Это определение очень близко к определению концепции. Информировать – значит «передавать информацию» (Larousse), «Придавать чему-либо структуру, форму, значение» (Universalis).

Внутреннее пространство – концентрат информации

В ходе эволюции сознание сплавляло различные материи, составляя из них постоянно усложняющиеся живые организмы. Таким образом из точечного оно стало объемным. Оно обозначило свои материальные границы, первой из которых стала клеточная мембрана. Таким образом, каждая отдельная структура тела имеет внутреннюю и внешнюю составляющие, разделенные мембраной. И само тело имеет внутреннюю и внешнюю составляющие, разделенные кожей.

Согласно тканевой модели, во внутреннем пространстве или внутреннем мире живой системы заложен весь набор информации о ней. Чтобы помочь системе сознаний, до этой информации сначала нужно добраться, затем выделить среди набора информации данные, являющиеся определяющими для нынешней бытийной трудности и наконец проработать их, чтобы освободить то, что нужно и можно освободить.

Информация в зоне задержки

Живая структура, сопротивляющаяся общению или отказывающаяся от него, чувствует угрозу жизни и переживает некую ситуацию, которая содержит информацию – более или менее насыщенную, более или менее сложную, в зависимости от конкретного случая. Сопротивляясь общению или отказываясь от него, живая структура задерживает энергию (то есть, информацию), связанную с событием, которое породило отказ. Таким образом, в зоне задержки может содержаться различная информация, относящаяся к потокам энергии, участвовавшим в ее создании. Например, информация о решении, убеждении или отказе. Для того, чтобы нечто начало существовать в живой системе, требуется решение о его существовании (сходное с решением «Я есть»). На тканевом уровне нам сложно представить себе решение или убеждение, потому что мы пытаемся спроецировать в ткани концепцию сознания, которая свойственна нам самим. Нужно мыслить проще. Тканевое сознание – это элементарное сознание, почти полностью основанное на оппозиции «Я/Не-Я», то есть, мыслящее исключительно в двоичной системе. Реакции на этом уровне тоже будут простейшими, основанными на двоичном варианте ответа «Да/Нет». То есть, для отказа от общения должно состояться решение «Нет». Состояние «может быть» здесь невозможно...

Не-общение – прямое следствие отказа. Оно вызывает сокращение осознания своего существования в зоне отказа – таким образом эта зона обособляется от организма, к которому относится. Организм, в свою очередь, перестает осознавать ее существование. Зона задержки так или иначе стоит особняком в схеме сознания системы, к которой она относится, и выходит из-под ее контроля. Именно поэтому пациент не знает, где находятся его зоны задержки. Он осознает только дискомфорт, который они порождают.

Среди информации, задержанной в соответствующей зоне, может быть информация о движении – особенно если породившее ее событие было связано с большим количеством кинетической энергии. В этом случае освобождать зону нужно главным образом в движении и через движение. Этот тип освобождения характерен для хлыстовых травм.

Также среди тканевых задержек мы часто находим информацию о боли. Она вполне может оказаться причиной возникновения сопротивления и отказа. В момент освобождения зоны задержки пациент часто говорит о боли, которая непохожа на боль воспалительного характера, возникающую при прикосновении или при мобилизации определенной зоны тела. Эта боль возникает постепенно в ходе процесса, и обычно ее вполне можно терпеть, даже если она сильная. Часто пациент говорит о приятной боли, что в данном случае значит, что она знаменует собой освобождение.

Эмоция часто представляет собой информационное содержание зоны задержки. Наверняка вы все наблюдали эмоциональное освобождение, происходящее во время расслабления тканей.

Часто в зоне задержки застаиваются химические остаточные элементы и токсины – либо из-за того, что ситуация, породившая задержки, содержала химический компонент, либо из-за застоя, вызванного отказом от общения. Высвобождение этих остаточных элементов или токсинов может объяснить определенные явления (утомление, диффузные боли и т. д. ), непосредственно сопровождающие освобождение зоны задержки либо возникающие в последующие часы или дни (тело должно обеспечить дренаж токсинов, высвобожденных в кровоток).

Кроме того, в зоне тканевой задержки содержится указание на ее положение во времени и пространстве. И это логично, поскольку ситуация, вызвавшая задержку, произошла в определенный момент жизни человека, и в этот момент его тело занимало определенное положение в пространстве. В ходе освобождения часто бывает, что ткани пациента занимают положение, соответствующее положению травмы, вызвавшей задержку.

Вспомним, что задержка энергии является реакцией на агрессию. Если реакция остается, несмотря на то, что породившее ее событие давно прошло, структура застывает в настоящем, которого больше нет – в настоящем из прошлого, которое заставляет структуру проживать настоящий момент по параметрам прошлого, то есть, становиться неприспособленной к нынешней жизни. Телу не удается находиться в настоящем моменте, и это этого его работа нарушается. Оно заполнено зонами задержки, представляющими собой ситуации из прошлого, продолжающие существовать в настоящем. «Любое мысленное, эмоциональное и физическое событие, которое затрудняет или прерывает свободный ритм, присущий жизни, выковывает еще одно звено в цепи, связывающей человека с его прошлым» (Frymann 1998, 253-254).

Представленные здесь явления задержки и удержания информации неразрывно связано с концепцией памяти. Удерживать энергию – значит удерживать информацию. Остановленная энергия переходит в потенциальную. Она несет в себе информацию, заблокированную в задержке, затрудняющую жизнь структуры и мешающую ей жить настоящим. Запоминание этой информации крайне вредно для структуры – хотя бы потому, что оно происходит неосознанно. Оно представляет собой нарушение, которое недоступно спонтанному сознанию человека, но которое при этом частично обусловливает жизнь тканевой структуры. Поэтому наши техники освобождения являются крайне благоприятными для организма. «Пациенты и их проблемы не поворачивают вспять, чтобы обрести здоровье: здоровье обретается СЕЙЧАС». (Brooks ed, 1997, 247).


Лечение

«Врач – это непроизвольный первичный дыхательный механизм в произвольной физиологии живого тела. Его пациент обладает теми же качествами – то есть, он представляет собой непроизвольный первичный дыхательный механизм в произвольной физиологии живого тела». (Brooks ed. , 1997, 138). Задача врача – стать для пациента фулькрумом и применить к нему фундаментальные инструменты сознания, следуя modus operandi.

Инструменты врача

Основной инструмент врача – это инструмент сознания, то естьобщение. Чтобы быть эффективнее, оно должно основываться на взаимно признаваемой реальности. Телесная реальность может быть двух видов:

  • материальная, физическая реальность тела. (Ее мы называем объективной реальностью)
  • и нематериальная реальность тела, связанная с сознанием. (Ее мы называем субъективной).

Общение с живой телесной системой устанавливается на обоих уровнях реальности, благодаря тому, что мы называем параметрами общения:

  • субъективные параметры, связанные с сущностью, – это присутствие, внимание и намерение;
  • объективные параметры, связанные с материей, – это плотность, напряжение и скорость. Если пациент настроен на плотность тканей пациента, он будет ощущать пластичность.
Пальпация: ощущение пластичности

Если мы соглашаемся с тем, что любая живая структура выполняет чередующиеся движения расширения и сжатия, мы будем воспринимать ее как пластичную. Так мы сможем понять Сатерленда, который писал: «Костная ткань тоже является жидкостной». (Wales ed, 1990, 127).

Однако по первому впечатлению костные структуры отнюдь не кажутся нам пластичными. Первое недоразумение (а точнее, недо-восприятие) по поводу телесной структуры возникает у нас очень рано – обычно в школьном возрасте. В школе нам показывают образцы костей, сведенные к минеральной части – сухой, ломкой и жесткой. Именно на этом впечатлении основывается наша первая концептуальная модель костной структуры. А поскольку она первая, то она неосознанно становится главной – до тех пор, пока нас не вынуждает пересмотреть ее какой-либо другой опыт. Таким образом, для нас концепция структуры представляет собой нечто материальное, неподвижное, жесткое и неживое.

Это «недо-восприятие» усиливается из-за того, что в нормальном состоянии сознания кость действительно кажется нам жесткой. Ведь она является несущей конструкцией! Как же она может быть не жесткой? В обычном состоянии сознания мы не задумываемся о том, что эта жесткость относительна. На самом же деле живая кость является одновременно жесткой и гибкой. Ее жесткость обеспечивается минеральными компонентами, а гибкость – органическими компонентами. Чтобы выразить концепцию пластичности, Сатерленд использует метафору дуба: «Прежде чем стать сухостоем, даже ствол мощнейшего дуба обладает некой гибкостью. Высочайшая норвежская сосна гнется и качается на ветру. А мертвая норвежская сосна – того же диаметра и той же высоты, расположенная в трех метрах от первой – тверда и несгибаема, как телеграфный столб». (Strand-Sutherland и Wales eds, 1998, 87). Однако, выражая свое восприятие пластичности, Сатерленд ничего не говорит ни о состоянии сознания, в котором это восприятие возможно, ни о modus operandi, позволяющем достичь такого состояния. Может быть, он просто не понимал, что подобное восприятие требует смены состояния сознания? Он переживал некий опыт, не понимая, что этот опыт полностью отличается от опыта его современников. Отсюда и многочисленные недоразумения...

Воспринимая телесную систему как жесткую, мы обращаемся к нашему минеральному сознанию. А обратившись к нашему органическому сознанию (жизни), мы сможем ощутить ее как гибкую. Меняя состояние сознания (особенно с помощью тренировки присутствия) и настраиваясь на объективные параметры (плотность) костной структуры, мы можем воспринять тело как пластичную структуру и изменить тем самым нашу модель и наши представления. Ведь только опыт, как нам кажется, может изменить и обновить модель, подспудно существующую в нашем разуме. Концепция жидкостности или пластичности станет логичной, если мы рассмотрим клетку как пространство, способное к общению.

Modus operandi

Подробное изложение modus-operandi лечебного процесса займет слишком много времени, поэтому в этой лекции мы его опустим. Я лишь намечу основные линии.

Установить общение с системой: поскольку нарушающая работу системы информация находится в самой системе, именно там ее нужно искать, чтобы освободить зоны, требующие освобождения. Однако в первую очередь нужно добиться того, чтобы вся телесная система была готова к общению – ведь только при этом условии она предоставит вам требуемую информацию. Этот предварительный этап является самым важным и самым длительным в лечении. Здесь применяются глобальные техники, в частности компрессия затылка.

Искать, найти и освободить зоны задержки: это возможно только тогда, когда система готова к общению. В первую очередь используется механический подход: поскольку мы считаем систему пластичной и подвижной, задержка будет нарушать ее подвижность так же, как попавшее в паутину насекомое нарушает гармонию паутины.

Восстановление гармонии в системе: поскольку зона задержки энергии нарушает работу всей телесной системы, ее освобождение будет благоприятно для жизни организма, но при этом приведет к изменению, с которым телесной системе может быть сложно справиться. Первая задача врача – помочь телесной структуре пациента восстановить это равновесие – в частности путем центрирования ее по первичной механической оси (твердой мозговой оболочке) и по физиологическому фулькруму – фулькруму Сатерленда.

Вывод

В своем кратком докладе я пытался наиболее общими словами изложить основы тканевого подхода. Этот подход – не просто другой взгляд на остеопатию, это другой взгляд на жизнь. Я работал над этим подходом как человек и врач, поскольку он позволяет мне понять логику многих вещей. Это видение проистекает из медленного и постепенного развития, благодаря которому я понял, что в остеопатическом лечении врач не может довольствоваться ролью внешнего манипулятора, нейтрального по отношению к пациенту. Как говорит Беккер, терапевтическое взаимодействие вовлекает в себя двух людей и все их произвольные и непроизвольные механизмы, которые воздействуют друг на друга и реагируют друг на друга. Сегодня для меня абсолютно очевидно, что границы остеопатии – это границы остеопата. Иными словами, чтобы эффективно помогать пациентам, остеопат должен начать с помощи самому себе, проходя путь личностного развития. В таком понимании остеопатия – это самый передовой подход в деле внедрения новой врачебной парадигмы.


Список литературы

Brinette, Jean-Louis. 1992. Etiomédecine. Mulhouse: S. E. E. F. ISBN 2-9506698-0-8.
Brooks, Rachel (ed. )
. 1997. Life in Motion. The Osteopathic Vision of Rollin E. Becker, d. o. , Portland [Oregon]: Rudra Press, 374 p. ISBN : 0-915801-82-5.
De Smedt, Marc
. 2001. Conscience et présence. In L'Art de vivre au présent (Albin-Michel, 9-10). Paris: Albin-Michel, 238 p., ISBN: 2-226-12138-2.
Duval, Jacques Andréva
. 1998. Interview de J. A. Duval. Thinking, n°4, Brussels [Belgique] : Sutherland Cranial Academy of Belgium, 3-5.
Favre, François
. 1994. Dictionnaire des idées non reçues. Paris : Bordas et Fils, 544 p., ISBN : 2-86311-256-2.
Frymann, Viola M. 1998. Collected Papers of Viola M. Frymann, d. o. . Legacy of osteopathy to children. Ann Arbor [Michigan] : American Academy of Osteopathy, 360 p., ISBN : 0-940668-07-6PB.
Magoun, Harold Ives
. 2000. Ostéopathie dans le champs crânien - Édition originale 1951 approuvée par William Garner Sutherland. trad. de l’améric. par H. O. Louwette, Vannes : Sully, 288 p., ISBN : 2-911074-26-2.
Moss, Richard. 1996. Le deuxième Miracle. Intimité, spiritualité et relation consciente. Barret-le-Bas [France] : Le Souffle d'Or, coll. « Chrysalide », 310 p., ISBN : 2-84058-081-0.
Reeves, Hubert. 1986. L'heure de s'enivrer. L'univers a-t-il un sens ? Paris : Le Seuil, 280 p., ISBN : 2-02-019114-8.
Satprem. 1976. Mère, II L'espèce nouvelle. Paris : Robert Laffont, 568 p., ISBN : 2-221-00174-5.
Spencer, Herbert. 1877. Principes de biologie. Trad. de l’angl. par E. Cazelles, Tomes 1 (600 p. ) et 2 (672 p. ), Paris : Germer Baillières.
Still, Andrew Taylor
. 1892-1902. Philosophy and Mechanical Principles of Osteopathy. Kansas City [Missouri-USA]: Hudson-Kimberly Pub. , 320 p.
Still, Andrew Taylor
. 1998. Autobiographie. Trad. de l’améric. par P. Tricot, publié sous l’égide de l’Académie d’ostéopathie de France, Vannes : Sully, 364 p., ISBN : 2-911074-08-04.
Still, Andrew Taylor. 1999. Philosophie de l'ostéopathie. Trad. de l’améric. Par J-H. Francès et P. Tricot, publié sous l’égide de l’Académie d’ostéopathie de France, Vannes : Sully, 222 p. ISBN : 2-911074-16-5.
Still, Andrew Taylor. 2001. Ostéopathie. Recherche et pratique. Trad. de l’améric. par IWGS 1976, révisé par P. Tricot, publié sous l’égide de l’Académie d’ostéopathie de France, Vannes : Sully, 318 p., ISBN : 2-911074-29-7.
Strand Sutherland, Adah ; Wales, Ann (eds). 1998. Contributions of Thought. Portland [USA]: Rudra Press, 312 p. ISBN : 0-915801-74-4.
Wales, Anne
. 1990. Teachings in the Science of Osteopathy. Portland [USA]: Rudra Press. ISBN 0-915801-26-4.
Watzlawick, Paul ; Nardone, Giorgio
. 1993. L'Art du changement. Paris : L'Esprit du Temps, ISBN : 2-908206-30-7.

Pierre Tricot 421 avenue des Vendéens – F 50400 Granville
Тел
. 33 [2] 33 50 55 22 Факс: 33 [2] 33 51 31 16
E-mail:
pierre. tricot2@wanadoo. fr
Сайт тканевого подхода:
http: //approche-tissulaire. fr

1 Материалы лекции, проведенной 31 мая 2002 года в рамках Дней ассоциации EROP в Бордо.